Как белорусский КГБ вербует гражданское общество

Задержание активистов в Минске возле здания КГБ. Источник: euroradio.fm

В конце апреля несколько активистов белорусской оппозиции публично признались в сотрудничестве с белорусскими спецслужбами. 27 апреля представитель оппозиционной организации «Малады фронт» Сергей Пальчевский опубликовал на своей странице в Facebook сообщение о признании сотрудничества с КГБ. Его инициатива побудила нескольких других гражданских активистов сделать подобные признания.

Белорусский КГБ продолжает функционировать по образцу советских спецслужб. Применяя репрессивные методы, государство стремится контролировать своих граждан. В ближайшем будущем КГБ вряд ли изменит методы общения с обществом. Тем не менее, увеличение количества людей, признающихся в принудительном сотрудничестве с КГБ, может снизить уровень давления на гражданское общество со стороны спецслужб.

Принуждение к сотрудничеству

Многие активисты гражданского общества рано или поздно знакомятся с КГБ. Сотрудники КГБ часто задерживают активистов и вынуждают их идти на контакт. Это особенно вероятно после протестов, как было в случае с молодежным активистом Сергеем Палчевским, который был вынужден подписать соглашение о сотрудничестве после многочисленных угроз и шантажа. Сотрудничество с КГБ стало молчаливой рутиной для многих белорусов.

Исповедь Пальчевского побудила других активистов оппозиции раскрыть свою историю сотрудничества с КГБ. На следующий день оппозиционная активистка Наста Дашкевич признала, что она была вынуждена подписать соглашение о сотрудничестве в 2011 году в обмен на свободу ее мужа Змитра Дашкевича, бывшего политзаключенного. Позднее Микола Демиденко также признал вербовку КГБ в 2011 году.

Сергей Пальчевский. Источник: svaboda.org

Недавняя череда признаний — не первое публичное признание сотрудничества с КГБ. Бывший кандидат в президенты Алесь Михалевич признался в 2011 году, что он подписал документ о сотрудничестве с КГБ после задержания во время протестов в декабре 2010 года. После публичного признания он бежал из страны и попросил убежища в Чехии, а затем вернулся в Беларусь в 2015 году.

То же самое произошло с Владимиром Кобецом, главой предвыборного штаба Владимира Некляева в 2010 году. Он был вынужден покинуть страну после подписания документа о сотрудничестве с КГБ.

В некоторых случаях попытки КГБ вербовать агентов имели серьезные последствия. Например, в 2001 году активист из Гомеля Андрей Зайцев покончил жизнь самоубийством. В предсмертной записке он рассказал, что КГБ подверг его сильному давлению и шантажу.

Позднее, в 2007 году студент польской программы Калиновского для белорусских репрессированных активистов Влад Михайлов признался в сотрудничестве с КГБ. Правозащитники из центра «Весна» сообщают, что он также совершил самоубийство после того, как опубликовал признание в своем Живом Журнале.

Подписать или не подписать?

КГБ разработало систему набора новых информаторов. Хотя по закону граждане могут отказаться сотрудничать, КГБ часто использует давление и шантаж в качестве инструментов вербовки. Собирая личную информацию о своей жертве и угрожая ему или ей тюремным заключением, КГБ предлагает им сотрудничать для сведения к минимуму возможных «неприятностей». Тем не менее, в соответствии с законом каждый гражданин имеет право на отказ от сотрудничества.

Подписывать или не подписывать соглашение о сотрудничестве под давлением КГБ — горячо оспариваемая тема. Некоторые активисты считают, что подписание «контракта» может только привести к неприятностям в будущем. Агенты КГБ имеют больше власти над вербуемыми оппозиционными активистами, что ведет к дальнейшему шантажу и давлению.

Табличка на здании КГБ. Источник: eurobelarus.info

Например, анархисты из группы «Прамень» утверждают, что КГБ не считает активистов полезными агентами. Их главная цель — продемонстрировать свою власть над теми, кого они преследуют.

Правозащитники и активисты рекомендуют либо не подписывать договор, либо публично признавать сотрудничество после подписания. По словам Алеся Беляцкого, соглашения о сотрудничестве должны быть только совсем крайним средством, которое надо немедленно публично огласить. После признания Пальчевского, Алесь Михалевич прокоментировал Радио Свабода, что такое признание вряд ли приведет к серьезным последствиям.

Однако для действующих или бывших сотрудников КГБ остановка сотрудничества может иметь более опасные последствия. Недавно бывший сотрудник КГБ Андрей Мовчан, сбежавший в Швецию, передал секретные документы КГБ шведскому радио. По его словам, после разрыва контракта в 2012 году КГБ преследовал его и даже прибегал к силе. В настоящее время шведское радио пытается получить больше информации о документах, в которых раскрывается незаконная схема транспортировки нефтеподуктов, покрываемая КГБ и заместителем премьер-министра Беларуси Владимиром Семашко.

Модель взаимодействия КГБ

Вербовка спецслужбами характерна не только для Беларуси, но и для многих других авторитарных режимов. КГБ был частью повседневной жизни на всей территории СССР и других бывших коммунистических стран. Например, в Польше во время проверки новых политиков после свержения коммунистического режима многие оппозиционные активисты признались в сотрудничестве со спецслужбами.

До сегодняшнего дня идут горячие дебаты вокруг дела польского антикоммунистического активиста Леха Валенсы, который якобы сотрудничал со спецслужбами. Вполне возможно, что информация о белорусских активистах также в конечном итоге будет обнародована.

Спецслужбы стремятся полностью контролировать активистов в Беларуси. Помимо гражданских и оппозиционных лидеров, КГБ пытается привлечь молодых белорусских студентов, обучающихся по программе Калиновского или в независимом Европейском гуманитарном университете.

Главное здание белорусского КГБ. Источник: kyky.org

Активисты белорусской оппозиции часто обвиняют друг друга в сотрудничестве с КГБ в качестве аргумента последней инстанции. Обычно такие утверждения не содержат доказательств.

Например, лидер кампании «Говори правду» Андрей Дмитриев стал жертвой подобных обвинений со стороны других оппозиционных деятелей. Далее, недавно возник конфликт между Белорусским домом в Варшаве и независимым новостным порталом Хартия’97. 2 мая Белорусский дом потребовал, чтобы Хартия’97 освободила предоставленные им помещения. Вскоре после этого главный редактор Хартии 97 Наталья Радина обвинила Белорусский дом в Варшаве в сотрудничестве с КГБ.

Белорусский КГБ активно использует все возможные ресурсы для предотвращения нежелательной активности. Задерживая и вербуя оппозиционных лидеров, спецслужбы обеспечивают контроль над гражданской активностью в Беларуси. В последнее время КГБ также преследует ведущих белорусских бизнесменов, которые якобы представляют собой серьезную угрозу для государства. Через получени такой «рабочей силы» КГБ стремится снизить уровень коррупции и теневых схем, а также деятельность иностранных разведывательных служб.

Напісаць адказ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *