Почему белорусская армия не будет нападать на другие страны

Парад 3 июля в Минске. Фото: ctv.by

Соседи Беларуси регулярно высказывают озабоченность по поводу роли Минска в возможном вторжении России в страны Балтии или Украину. Однако 15 июня Александр Лукашенко заявил, что, хотя белорусские и российские войска действуют в регионе «как единое целое», у них нет агрессивных намерений.

Просто беглый взгляд на белорусскую армию вызывает сомнения в ее способности участвовать в любых крупных наступательных операциях. Например, чтобы восполнить недостающие единицы техники на параде в День Независимости 3 июля белорусскому правительству пришлось выставлять авиацию МЧС и ДОСААФ. Кроме того, правительство пригласило большое количество российских военных самолетов и вертолетов на авиашоу в Минске и Мачулищах.

Многие виды техники, которыми располагает белорусская армия, устарели и выводятся из эксплуатации без соответствующей замены. От этого особенно страдают наступательные возможности армии. Правительство заботится только о двух элементах вооруженных сил: противовоздушной обороне и силах специальных операций.

Белорусская демилитаризация

Упадок части белорусской армии становится слишком очевидным, чтобы даже государственные чиновники его отрицали. 12 мая в «Белорусской военной газете» начальник отдела международного военного сотрудничества Олег Воинов и его заместитель Валерий Ревенко жаловались, что:

«По количественным показателям вооружения и военной техники в белорусской армии происходит постепенное снижение. Увы, ситуация противоположна в странах так называемого «пояса добрососедства», которые проводят крупномасштабную модернизацию и наращивание вооружений и военной техники».

Авторы указали цифры войск и техники белорусской армии на 2016 и 2017 годы. Однако снижение военной мощи становится более ясным после того, как цифры за последние годы сравниваются даже с началом 2010 года.

Хотя официальные цифры могут быть неточными, они скорее всего преувеличивают количество техники, а не наоборот. Кроме того, до сих пор не было обнаружено никаких скрытых вооружений, несмотря на многочисленные инспекции, визиты и обзорные полеты иностранных военных экспертов. В 2016 году таких событий было 28. Российские авиационные наблюдатели также недавно провели анализ парка боевых вертолетов белорусской армии и сделали аналогичные выводы о его резком снижении.

Чисто оборонительная сила?

Возможности белорусской армии уменьшились во всех отношениях. Однако это больше всего повлияло на ее способность к наступательным операциям. Краткий обзор некоторых основных наступательных компонентов, таких как огневая мощь и мобильность войск, показывает, что Минску не интересны эти аспекты армии.

В Беларуси нет современной огневой мощи, необходимой для любой крупной военной операции. В 2012 году Минск списал свои последние бомбардировщики Су-24, а военные чиновники открыто обсудили возможность вывода из эксплуатации нескольких оставшихся штурмовиков Су-25.

Беларусь также имеет мало боевых вертолетов, которые являются еще одним возможным источником огневой мощи на поле битвы. Более того, он не планирует их заменять. 22 мая источник российского вертолетостроительного холдинга «Вертолеты России» сообщил информационному агентству ТАСС, что холдинг не заключал с  Минском контрактов на штурмовые вертолеты.

Еще одна важная предпосылка для наступательных операций – мобильность войск – стала жертвой подобных обстоятельств. В Беларуси есть только два эксплуатационных транспортных самолета Ил-76. В результате России пришлось отправить шесть своих собственных Ил-76 для проведения недавних белорусско-российско-сербских военных учений, включая воздушно-десантную операцию в Брестской области.

Аналогичные тенденции видны и в технике меньшего масштаба, что также важно для наступательных операций. Как пример, в средствах массовой информации появлялись истории с недавних десантных учений в Беларуси. Когда в начале апреля российские десантники прибыли в Витебскую область для участия в совместных учениях со своими белорусскими коллегами, им пришлось вспомнить, как использовать старые парашюты Д-6. Российская армия заменила их новыми системами, такими как Д-10 и T-10В еще в 2007 году.

В следующий раз, в преддверии предстоящих в начале июня учений в Брестской области россияне привезли свои новые парашюты Д-10, в то время как белорусские и сербские войска использовали более старые советские модели.

Почему так?

В общем, у Минска нет денег даже на парашюты. Эта скупость логична: он не собирается посылать своих десантников для захвата столиц НАТО. Официальные данные о структуре белорусской армии показывают, что у нее есть другие приоритеты. Сейчас особое внимание уделяется двум военным компонентам: противовоздушной обороне (с все большей направленностью на потребности противовоздушной обороны и мобильных противоповстанческих сил, а не на поддержку наступательных войск) и спецназу. Это логичное решение.

Во-первых, Беларусь развивает противовоздушную оборону, чтобы продать свои услуги по защите воздушного пространства России. В обмен на эту неосязаемую и неоценимую услугу Минск требует всего остального — и прежде всего экономических выгод.

Во-вторых, белорусское руководство опасается местных восстаний по донбасскому сценарию независимо от их политической ориентации, и готовится к таким чрезвычайным ситуациям. Высшие белорусские чиновники регулярно ссылаются на украинские проблемы. Например, министр обороны Андрей Равков недавно объяснил перестановки в национальной системе массовой мобилизации «опытом Украины», которая столкнулась с проблемой мобилизации населения на войну в Восточной Украине.

Минск интересуют только две вещи

Все военные потребности Беларуси уступают двум приоритетам: противовоздушной обороне и подготовке к противоповстанческим действиям. Минск вложил серьезные деньги в разработку РСЗО «Полонез» — дешевый способ обеспечения огневой поддержки для противоповстанческих операций.

В целом, у самой белорусской армии мало ресурсов для современных широкомасштабных наступательных операций, таких как операция российской армии в Грузии в 2008 году. Она вряд ли может заниматься наступательными действиями даже в тандеме с российской армией. Беларусь сохраняет свою военную автономию на высоком уровне: в ней не размещены ни российские боевые единицы, ни российские склады снабжения.

То есть, даже если Россия хочет просто послать свои собственные силы через территорию Беларуси и воевать, опираясь только на свои собственные войска, она пока ничего не подготовила для этого. Еще более сложным для Кремля будет интеграция белорусской армии, даже как вспомогательной силы для проведения совместных наступательных операций.

Напісаць адказ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *