Запад у Беларуси на уме: 7-ой доклад по итогам Belarus Reality Check

Фото: 24tv.ua

Политика «критического вовлечения» ЕС способствовала изменению позиции правительства Беларуси, а также процедурным улучшениям. Однако, как показали протесты в марте 2017 года, в Беларуси не произошло существенных политических изменений.

Некоторые позитивные шаги, недавно предпринятые Беларусью, например, освобождение оставшихся политических заключенных и мирные президентские выборы, создали возможность для дальнейшего развития отношений между ЕС и Беларусью. Настойчивость Запада в вопросе демократических норм, практических стимулов, укреплении доверия и расширении диалога по вопросам прав человека привело к тому, что последние задержанные во время мирных демонстраций в марте 2017 года были освобождены до проведения Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Минске в июле. В контексте украинского кризиса как Минск, так и Брюссель приветствуют постепенное расширение контактов и диалога.

Россия снижает объём субсидий Беларуси, но сохраняет свою стратегическую значимость. Минск обладает некоторой независимостью в отношении украинского кризиса, но его структурная зависимость от России служит сдерживающим фактором. В этом году Москва предоставила столь необходимую помощь в виде кредита, а также выгодных для Беларуси энергетических соглашений.

Статус статус-кво и консервативные принципы политики по-прежнему преобладают в Беларуси. Несмотря на мартовские протесты против так называемого налога на дармоедов, оппозиция остается фрагментированной. Она не смогла использовать общую неудовлетворенность, вызванную несколькими годами экономического спада, чтобы увеличить свою социальную базу.

Между тем, роль частного сектора продолжает расти. Несмотря на отсутствие структурных реформ, Беларуси удалось подняться на 37-е место в рейтинге Doing Business. Но потенциал текущего восстановления ограничен. Для достижения амбициозных целей модернизации Минску потребуется внешнее финансирование. Это снова вызовет вопрос о структурных реформах.

Запад приветствовал помощь Беларуси в процессе урегулирования конфликта в Донбассе. Тем не менее, будущая динамика отношений с Западом в основном будет по-прежнему обусловлена ​​вопросами прав человека. Во время учений «Запад 2017» Минск будет стремиться к достижению двух целей одновременно: укреплять доверие Запада, в то же время продолжая тесно сотрудничать и умиротворять Россию. Минск считает, что у него нет другого реалистичного геополитического выбора.

ЕС и Беларусь становятся ближе

Отношения между Европейским Союзом и Беларусью обусловлены «единственно возможной политикой» в рамках внутренних факторов и геополитики региона. Политика «критического вовлечения» Брюсселя создала для Минска возможности изменить позицию и поднять чувствительные вопросы, в надежде, что это приведет к изменению политики (законодательства) в области прав человека, политических свобод и верховенства права в долгосрочной перспективе.

Постепенное открытие Беларуси по отношению к Западу является осторожным актом балансирования, который реализуется с оглядкой на стратегическое взаимодействие с Россией. Ожидание Минска заключается в том, что Запад признает нынешний политический режим, что даст Беларуси больше возможностей для манёвра. В контексте украинского кризиса ни Минск, ни Брюссель не хотят ссориться.

Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей посещает Польшу, 12 апреля 2017 года. Фото: МИД Беларуси

Целью диалога для ЕС является налаживание контактов и доверия, и, в частности, приближение Беларуси к «европейской идентичности», то есть к ценностям и стандартам ЕС. Из 29 пунктов, включенных в документ ЕС в 2015 году о том, как улучшить отношения с Беларусью, около половины были включены туды по рекомендации независимых аналитиков. Финансовая помощь ЕС Беларуси остается скромной по сравнению с помощью другим странам региона — в 2016 и 2017 годах Беларусь получила всего 29 миллионов евро. Общая ориентировочная сумма помощи на 2014-2017 годы составляет 89 млн. евро.

Отношения ЕС и Беларуси были осложнены протестами против так называемого налога на дармоедов и подавлением мирных демонстраций. Однако все задержанные были освобождены перед сессией Парламентской ассамблеи ОБСЕ, состоявшейся в Минске в июле 2017 года.

Красная линия ЕС в отношениях с Минском – никаких политических заключенных – не была пересечена. В сравнении с периодом репрессий после выборов 2010 года, Минск (через Министерство иностранных дел) ведет постоянный диалог с ЕС, в том числе по вопросам прав человека. Возможно, также сыграло свою роль непосредственное взаимодействие Европы с белорусскими правоохранительными структурами. По крайней мере, готовность белорусских чиновников прислушиваться к европейским замечаниям в вопросах прав человека была названа «позитивными изменениями».

Список достижений «критического вовлечения» ЕС:

  • Повышение уровня контактов между западными институтами и правительством Беларуси.
  • Введение в Беларуси безвизового режима в течение пяти дней.
  • Эмбарго на поставки оружия и ограничения для некоторых лиц по предложению ЕС.
  • Три раунда диалога по правам человека между ЕС и Беларусью.
  • Расширение отраслевого диалога между европейскими институтами и правительством Беларуси. Создание Координационной группы ЕС-Беларусь.
  • Установление контактов с Парламентом.
  • Продолжение переговоров по соглашению о упрощении визового режима и реадмиссии. Образовательные проекты для государственных служащих.
  • Улучшение отношений между государством и гражданским обществом, регистрация политического движения «Говори правду».

Текущую политику ЕС в отношении Беларуси критикует политическая оппозиция, которая долгое время удерживала определенную монополию на контакты с западными институтами. Литва пытается уговорить ЕС потребовать прекращения строительства атомной электростанции, которую Беларусь строит вблизи литовской границы при участии российской корпорации «Росатом». Чтобы смягчить эту проблему, Минск приложил определенные усилия, например, согласился провести стресс-тест АЭС вместе с Евросоюзом.

Беларусская политика: мягкая неудовлетворенность

Так называемый «налог на дармоедов» в размере 230 евро в год, который власти планируют взыскивать с безработных граждан (около 470,000 человек), вызвал протесты по всей стране. 17 февраля 2017 года в Минске протест собрал до 3,000 человек. Несмотря на то, что Лукашенко приостановил действие закона, протесты продолжали распространяться в различных городах до марта. Основными организаторами в регионах стали рядовые активисты оппозиции. Протесты также были вызваны всеобщим недовольством экономической ситуацией и теми методами, которыми правительство их решает.

События завершились 25 марта 2017 года традиционным митингом протеста «День Воли» в Минске, Бресте и Гродно. После того, как организаторы отказались провести митинг в разрешенном месте, власти использовали ОМОН, чтобы разогнать около 3,000 протестующих. Сотни были задержаны, включая пенсионеров и журналистов, освещающих митинг. Региональные митинги были санкционированы и проводились без осложнений. Аналитики предположили, что социальный контракт Лукашенко перешел от обеспечения социального благосостояния к обеспечению безопасности.

Протесты в феврале и марте, возможно, также были использованы правительством, чтобы продемонстрировать силу и решительность во внутренней политике Западу и России —  белорусские власти могут противостоять «гибридным» угрозам и не допускать возникновения конфликта типа украинского. Это показали уголовные обвинения в отношении так называемого «Белого легиона», которые впоследствии были сняты.

Если смотреть исторически, мартовские демонстрации привлекли всего несколько тысяч человек, тогда как в начале 1990-х годов против экономического и социального упадка протестовали около 100,000 человек. Протесты оппозиции и гражданского общества после выборов 2006 и 2010 годов выводили на улицы до 30,000 человек.

Правительство извлекает выгоду из борьбы между лидерами оппозиции. Оппозиция Беларуси никогда не была сплоченной. Западные ожидания в отношении объединения оппозиционных групп, которые могли бы бросить вызов режиму Лукашенко, создали определенное «политическое шоу». Лидеры оппозиции готовы сыграть карту единства перед выборами, чтобы получить поддержку Запада, но явныя различия между партиями и конкуренция между их лидерами за право стать главным представителем оппозиции во время выборов всегда срывали сотрудничество. Кроме того, организации гражданского общества больше не ставят смену режима в качестве ключевой цели, и их отношения с оппозицией не являются приоритетом.

В правительстве есть несколько групп интересов: реформаторы и силовики, но линии интересов между ними часто размыты. Нынешний конфликт внутри правительства происходит между новым поколением законодателей и «консервативными элементами». Поэтому президенту приходится демонстрировать решительные действия: подавление мирных демонстраций не было продиктовано очевидным риском, но ему нужно было показать, что он остается держателем власти.

Протесты против «налога на дармоедов» весной 2017 года. Фото: gazeta.ru

Стимулы для политических реформ по-прежнему слабее старых (политических) стереотипов. Приоритетом власти остается заполнение государственной казны, и одним из способов сделать это является уголовное преследование крупных компаний и бизнесменов. Реформаторов внутри правительства мало, а зависимость от России ограничивает возможности для реформ. Москва оказывает Беларуси намного меньшую экономическую поддержку, чем ранее, но её достаточно, чтобы сохранить структурную зависимость Беларуси от России.

Радикальные формы протестов оппозиции или их фабрикация также помогают поддерживать статус-кво, влияние силовиков и консервативную линию политики. Реформаторы сталкиваются с отсутствием легитимности и финансирования (как внутреннего, так и внешнего). Как показали неудачные переговоры с МВФ, реформаторы вынуждены упорно работать, чтобы убедить консервативные институты, но президент все равно сам принимает окончательное решение.

Экономика: замедление роста

Беларусь выходит из рецессии, но экономический рост остается скромным — 1,1%. Для сравнения, в период с 2004 по 2008 год темпы роста составляли в среднем 9,9% в год, снизившись до -0,5% в период между 2012 и 2016 годами. Такой рост в прошлом был обусловлен главным образом прямой или косвенной государственной поддержкой. Растущие внешние дисбалансы финансировались за счет внешних заимствований, что привело к накоплению задолженности и росту затрат на ее обслуживание: в прошлом году правительство Беларуси потратило на это около 7% ВВП.

Ключевыми факторами текущего восстановления является экспорт, не связанный с энергетикой, увеличившийся на 10-20% в реальном выражении из-за обесценивания белорусского рубля, восстановления экономики России и постепенного восстановления внутреннего потребления и инвестиций. Экспорт калийных удобрений растет, а экспорт нефтеперерабатывающих заводов также должен восстановиться благодаря разрешению недавнего энергетического конфликта между Беларусью и Россией.

Однако потенциал текущего восстановления ограничен, поскольку экономическая модель Беларуси, работавшая за счет российских энергетических субсидий и накопления задолженности, исчерпала свои возможности. Правительство очень осторожно относится к реформированию нынешней экономической модели. Минск вышел из переговоров с МВФ, объявив о дальнейшей модернизации своих ключевых предприятий и стремлении превратить Беларусь в ИТ-страну.

Властям удалось стабилизировать обменный курс рубля и добиться фискальной консолидации. В результате инфляция и процентные ставки снизились, и Беларуси удалось закрыть свой внешний финансовый разрыв из-за нового займа из России и сокращения депозитов. За последние 18 месяцев объем сбережений сократился почти на 1 млрд долларов, составив 6,8 млрд долларов – это самый низкий показатель с 2013 года.

За последние десять лет доля частного сектора в экономике Беларуси значительно увеличилась. Доля занятости на предприятиях со 100% государственной собственностью снизилась с 51,2% в 2006 году до 40,2% в 2016 году, но рыночная капитализация компаний остается низкой. Общее количество торгуемых отечественных компаний в 2016 году в Беларуси составило 194 с общей капитализацией в 5,3 млрд. долларов или 11,2% от ВВП страны. Из них 57% приходится на «Беларусбанк», крупнейший государственный банк Беларуси.

Поскольку внутренние сбережения исторически были меньше инвестиций, внешнее финансирование имеет для страны ключевое значение. Объем ПИИ составлял 1,3-1,5 млрд. долл. США в год (главным образом в форме реинвестированных доходов) без существенных изменений в последние годы, тогда как для экономического развития требуется по крайней мере в три раза больше.

МВФ может легко достичь общей позиции в отношении экономических реформ с правительством, но достичь окончательного соглашения с президентом трудно. Основными требованиями МВФ являются реструктуризация государственных предприятий и увеличение стоимости коммунальных услуг. Требование Евразийского банка развития реформировать государственный сектор, включая приватизацию, в Беларуси последовательно не реализуется.

Региональная безопасность: смягчение рисков

Соседи Беларуси беспокоятся, когда их самый большой сосед показывает силу. В действительности же военные учения — по крайней мере с 1981 года — проводились Москвой (ранее СССР) с целью установления «принудительного доверия» в отношениях с Соединенными Штатами. По мнению некоторых аналитиков, эта стратегия показывает эффективность благодаря «помощи» паникерских голосов, исходящих от соседей и усиленных западными военными институтами и СМИ.

Более глубокий взгляд на военные учения «Запад-2017» не вызывает беспокойства. Сувалкский коридор является гипотезой на случай полномасштабной войны. Приглашение 80 международных военных наблюдателей было очередной попыткой Минска ослабить геополитическую напряженность в регионе, которые Минск проводит после украинского кризиса.

Большое количество железнодорожных вагонов, которое было изначальной причиной беспокойства, включает в себя весь военный транспорт между двумя странами на весь 2017 год. Эти цифры не особенно высоки по сравнению с учениями 2009 или 2013 годов. Также в 2017 году Россия не использовала современного наступательного вооружения, которого требует военное вторжение.

Общее количество солдат, участвующих в учениях, трудно оценить. Официальные данные, представленные Россией и Беларусью, составляют 12,700 человек, из которых 10,2 тыс. должны находиться на территории Беларуси, из них 7,200 белорусских и 3,000 российских солдат, а также 680 единиц техники. Государства-члены НАТО подозревают, что Россия манипулирует численностью воинских контингентов, чтобы избежать транспарентности в рамках Венского документа ОБСЕ, согласно которому страны, проводящие учения с участием более 13,000 военнослужащих, должны уведомлять другие страны и приглашать наблюдателей.

Западные оценки дают цифру до 100,000 солдат. Разница может исходить из включения в общее число Национальной гвардии и других военизированных формирований, а также сил, принадлежащих Западному военному округу России (не участвующих в учениях напрямую, но находящихся в боевой готовности). В любом случае, никаких доказательств в поддержку такой высокой оценки не было опубликовано.

Высказывались опасения, что в прошлом военные учения привели к вторжению в Грузию (в 2008 году) и в Украину (в 2014 году). В то же время учения «Кавказ-2008», проведенные незадолго до российско-грузинской войны, показали, что любое внезапное нападение происходит только после учений.

Как показал анализ польского центра OSW, «Запад-2017» является «ядром информационной войны между Россией и НАТО». Некоторые считают, что цель России — показать «большую военную мощь» — была достигнута не без помощи Запада.

Что еще более важно для западных соседей Беларуси, так это то, что после украинского кризиса Минск не проявил желания вступить в НАТО или ЕС. Вместо этого правительство Беларуси продолжило проводить политику интеграции с Россией. Беларусь не является неотъемлемой частью военной безопасности России, но цель Москвы — сделать две армии как можно ближе. Например, «Запад-2017» в России, скорее всего, будет использоваться для развертывания авиабаз вблизи воздушного пространства соседей.

России не нужно захватывать Беларусь, пока Минск выполняет, по крайней мере риторически, свои обязательства. Захват Беларуси приведет к исчезновению Евразийского союза и повышенному уровню западных санкций на неопределенный срок.

Беларусь сохранила некоторую независимость от России в отношении украинского кризиса. Недавно опубликованная военная доктрина Беларуси включает в себя гибридную войну, а многие формулировки ясно указывают, что Минск обеспокоен не только НАТО, но и растущей военной мощью России.

Лукашенко получил больше влияния, зарекомендовав себя как самый лояльный партнер России, и использует его в основном для получения «принудительных» субсидий. Но время значительных российских субсидий закончилось. Минск будет стремиться к дальнейшему укреплению доверия с Западом, в то же время продолжая сотрудничать с Россией и успокаивать ее.

PDF-версия этого документа на английском доступна здесь.

7-я оценка белорусской действительности  (Belarus Reality Check) была проведена 21 июня 2017 года в Вильнюсе, Литва. Мероприятие было организовано Центром исследований Восточной Европы (EESC) при поддержке Министерства иностранных дел Литвы, USAID через Пакт и Форум Сюд, а также с участием Фонда Карнеги за международный мир. В мероприятии приняли участие ведущие белорусские и международные эксперты и практики, чтобы обсудить последние события в области политики, экономики и безопасности Беларуси, а также предложить анализ, основанный на фактических данных, и сбалансированные политические рекоммендации. Этот неофициальный документ является результатом встречи и дальнейших исследований. С 2012 года встречи Eastern Partnerhip Reality Check проводятся под эгидой литовского и латвийского председательства в ЕС. На веб-сайте EESC доступны другие неофициальные документы о Беларуси, Грузии, Молдове и Украине.

Адзін Каментар

  1. Алесь Здзвіжко says:

    Азнаёмілся і задаволен. Неблагш ўзровень разумення праблем. Адметна ў параўнанні з банальнасцямі, якія распаўсюджываюцца ў байнете.

Напісаць адказ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *